t_holina


Летопись затерянных миров

журнал Татьяны Холиной-Джемардьян


Previous Entry Share Next Entry
Раз уж вспомнила
t_holina
Байдарочный поход: город Плесецк — река Онега — город Онега — Белое море — город Онега, 9.07–24.07.1998

Наша свадьба с Холиным состоялась 12 июня 1998 года. Уехать в свадебное путешествие сразу не позволила работа. Отложили. А потом Мих. Вас. Крамаренко предложил за две недели в июле сплавиться по Онеге: от Плесецка и ниже.

Этот текст, найденный в архиве, и слега отредактированный — не отчёт о том походе: в строгом смысле слова. Кое-что я записала «по горячим следам», что-то восстанавливала по памяти позже, перебирая фотографии для «Затерянных миров»: http://holina.ru/photo/onega98/oneg.htm
Некоторые важные моменты упустила: например, точный список группы. Вроде бы, так: Мих.Вас. и Татьяна — одна байдарка, Инна с Володей — вторая, я и Лёха — на третьей, ещё две или три девушки, имён которых, кроме Ольги (а была ли она там?), сейчас уже не помню — в четвёртой.

9.07.1998, пятница
Вечером выехали из Москвы, с Ярославского вокзала на Архангельском поезде.

10.07.1998, суббота
Целый день в поезде: пели песни, ели, отсыпались — в общем, весело и беззаботно валяли дурака. Глазели в окна: обратили внимание, что всюду очень много воды. После сильных дождей ручьи и реки поднялись, местами залило огороды: делянки с картошкой стали похожи на рисовые чеки.

11.07.1998, воскресенье
Утром в Плесецке. Голоснули микроавтобус, который довез нас до моста через реку. Около моста, на левом берегу, начали собирать байдарки. Как будто не ехали полтора суток на север: вокруг — типичный среднерусский пейзаж. Луга цветут, ветерок, солнышко светит. Одно отличие от Московской области: земляника еще не поспела. Второго, более важного, отличия поперву не заметили.
Мы никуда особо не торопились. Нас вдвоём с Инкой Мих. Вас. отправил в магазин в поселок по соседству: за хлебом и еще кой-какими продуктами. Поели на берегу, погрузились, вышли.
Дело к вечеру, и где-то впереди пороги. Поэтому проплыли всего несколько километров и встали на правом берегу. Нещадно жрала мошка: начала слегка подкусывать ещё днём, когда собирали и грузили байдарки, а к вечеру озверела совсем.

12.07.1998, понедельник
Онега (та часть, что я видела) оставила по себе память широкой, ленивой и сонной равнинной речки. Но там, где она пересекает Ветреный пояс, берега сближается, встают с обеих сторон скальными обрывами. Течение набирает силу, речная гладь взъерошивается мелкими крутыми валами — греби, не зевай. То есть, это конечно, не Мстинские пороги: серьёзных препятствий по высокой воде нет, только несёт со страшной силой. Просвистели мимо Пустыньки. С трудом нашли место, чтобы остановиться на обед. Зачалились у торфяного ручья на левом берегу: вода цвета крепкого чая — по белой гальке, на солнце — очень красиво. Выше от реки — глубокий каньон, на склонах ёлки и густой кустарник: малина, смородина, жимолость. Звон голодных комариных полчищ отваживает лезть туда. Развели костёр прямо на пляжике, пообедали, поплыли дальше. Самая быстрина к этому времени уже осталась позади.
На ночлег встали тоже на левом берегу. Праздновали наш с Лёхой месяц после свадьбы. Раскупорили по такому случаю бутылку шампанского, поели чего-то вкусного. А вот дальше — хуже. Всю ночь в палатку лезли стаи мокреца: сетка на входе оказалась слишком редкой, только от комаров, да слепней, да кое-как — от крупной мошки. А мокрец — это такая наимельчайшая, почти невидимая глазу дрянь: одного вовсе не заметишь и не почувствуешь, но по одному оно не летает. Из-за влажной жары ни забраться в спальники, ни спрятать хотя бы лица было невозможно. Пировала крылатая сволочь от пуза, а мы вертелись, чесались и хлопали себя по чём попадя — палатка ходила ходуном. Время от времени у Лёхи не выдерживали нервы: он включал фонарик, полотенцем давил гнус под коньком и на сетке. Облегчение — минут на десять, потом всё снова... Отличная ночка, самое то в медовый месяц. Как же мы завидовали товарищам, у кого входы в палатки с тубусами, а не с сеткой!

13.07.1998, вторник
Плыли по реке в полуобморочном состоянии, благо в первой половине дня течение было ещё довольно сильным, можно не грести. На ночёвку встали на правом: низком и болотистом берегу, на каком-то плавучем торфянике. Костёр разводить страшно, но торф мокрый: обошлось.

14.07.1998, среда
Отчаянно гребли весь день. Берега, в основном, пологие. Течение совсем скисло. Когда хорошенько разгонишь байдарку, облако мошки тянется следом, но кусать не успевает. Только отпустишь вёсла — присаживайтесь, гости дорогие, кушать подано. Впереди по курсу то справа, то слева возникают, медленно увеличиваются в размерах и так же медленно тают за кормой редкие населённые (уже не очень, совсем не населённые) пункты. Деревянные церкви и часовни, о которых читано в книжках. Но даже помыслить страшно о высадке на берег и осмотре памятников деревянного зодчества. Прочь, прочь отсюда, скорее! Лишь бы кончилась эта река, пока не сожрали!
Поздно вечером мы встали на правом берегу, на покосе над высоким глинистым обрывом. Вообще, берега после Ветреного пояса стали не слишком приятные. Почти нет ни каменистых, ни песчаных пляжей: жирная скользкая глина, на которую сложно и неприятно выбираться из лодки. Зато прибрежные луга хороши: такого богатого разнотравья я не встречала ни до, ни после.

15.07.1998, четверг
Плыли весь день, встали в кустах на правом берегу. Ходили за грибами, нашли несколько белых и довольно много подберезовиков, сварили суп. Было холодно, поэтому ночью мошка почти не доставала.

16.07.1998, пятница
Доплыли до разветвления русла Онеги, свернули в левый, по карте — более короткий рукав. Возле устья Кожи уперлись в нагромождение плавучих бревен: русло здесь перегорожено цепью. Надо было идти другим рукавом.
Обнос, вся мошка — наша. В какой-то момент Лёха шёл впереди меня по тропинке — смотрю, что это на нём за серый мохнатый свитер? Ба, да это не свитер! Это ж знакомая камуфляжная штормовка, а по ней — насекомые в три слоя!
Только закончили обнос, на небо выползло редкой красоты шкваловое облако — косматый серый жгут от горизонта до горизонта. Как водится, следом клубились тучи, из которых хлынул ливень. Никуда дальше не пошли. Встали напротив устья Кожи в лесу (правый берег). После дождя мошка, видимо, сочла погоду нелётной. Всю ночь сушились, жарили и ели сырники в своё удовольствие. На рассвете легли спать.

17.07.1998, суббота
Полудневка. Ниже слияния двух рукавов Онеги снова начался порожистый участок. Прошли под железнодорожным мостом, очень быстро и весело проскочили пороги. Зашли в деревеньку на левом берегу — купить картошки и зелени. Вечером, чуть-чуть не доходя города Онеги, встали на высоком, заросшем соснами, песчано-валунном берегу. Ландшафт после порогов опять резко сменился: на типичную Карелию. Дышится легче (или это уже море близко?), комаров много, а гнуса меньше.

18.07.1998, воскресенье
Вышли довольно рано, ненадолго остановились в городе Онеге, вышли в Белое море. Поплыли вдоль правого (восточного) берега Онежской губы. Под вечер вляпались в отлив на мелководье. Кое-как дотащили байдарки и вещи по грязи до коренного берега. Там обнаружили невысокие (метров 20-30) гранитные взлобки. Встали на них. Мих. Вас. купил у местных мальчишек немного мелкой рыбы. Рыба была аккуратно почищена и сложена в Мих. Васов резиновый сапог.

19.07.1998, понедельник
Проснулись утром от воплей чаек и ворон, доедающих нашу рыбу. А место при ближайшем рассмотрении оказалось очень красивым. Морская вода, песок и лёд обточили скалы, превратили прожилки красноватого плотного камня в изысканный рельеф. Можно часами бродить по берегу просто так: любоваться. А уж с фотоаппаратом — тем более. Одно тревожило: слишком близкое соседство карьера, где этот самый гранит (или гнейс, или как его правильно звать?) дробили на щебёнку на нужды железной дороги. Подозрительно свежие обломки камня на берегу наводили на мысль: а не летит ли сие с карьера при взрывах? Мих. Вас. решил не уточнять, пройти вдоль берега еще немного. Для этого нужно было дождаться прилива. Прилив зачем-то совпал со шквальным ветром и проливным дождем. Мокрые до нитки, мы погрузились, кое-как прошли вдоль берега еще километра два и встали на другом конце все тех же скальных выходов. Благо, было довольно тепло: Ольга на скалах в купальнике изображала Девушку с Веслом (или это была Татьяна, или Ольга, но в другом походе?).

20, 21 и утро 22 стояли на месте. Сначала пережидали непогоду. Потом сушились, отдыхали и гуляли по окрестностям. Ловили кайф от того, что на берегу моря СОВСЕМ НЕТ МОШКИ и почти нет комаров! Ближе к вечеру 22 собрались и вышли на шоссе. Голоснули газель, погрузились. Кузов был полностью закрытым, поэтому дороги от места стоянки до Онежского вокзала я не видела. Переночевали на вокзале.

Рано утром 23.07 купили билеты и уехали.

В середине дня 24.07.1998, в субботу, были в Москве. Следы от мошкиных укусов — тёмными пятнами вокруг запястий — у меня и у Лёхи (за остальной народ не скажу) держались почти год.

  • 1
Ваш поход был в 1998 ом а прокатились бы вы сейчас . Грустно на все смотреть я родом с Городка (Прошково) . Гибнет русский север еще 2а десятка лет и можно и не встретить человека от Ярнемы до устья .

  • 1
?

Log in

No account? Create an account