t_holina (t_holina) wrote,
t_holina
t_holina

Categories:

Продолжение темы: костер, разведенный с перепугу, непонятно из чего, непонятно как

Самое кошмарное добывание огня на моей памяти — после оверкиля, то есть переворота байдарки: на реке Мсте, в мае 1990, кажется, года…

Предыстория: байдарочный поход. Два экипжа: ребята на трешке по имени «Вобла», мы с подругой (Натальей К.) — на двушке «Водомерке». Трое из пятерых (два парня и я) видим байдарки впервые. Капитан трешки был до этого в одном-единственном водном походе. Самый большой опыт у Натальи: она ходила с родителями на Мсту почти каждый год, начиная с 12 лет. Но ребята заявляют, что женщина руководить походом не будет. Наталья соглашается. Вообще, уступать лидерство так запросто — не в ее стиле, но сказываются нежные чувства к капитану трешки. Или, зная его характер, не хочет связываться. Споры и ссоры весь поход — сомнительное удовольствие…

Начали маршрут от станции Березайка. Сперва, пока ребята цеплялись друг за дуга веслами и гребли в режиме «бешеный вертолет», мы их обогнали: два весла синхронизировать проще, чем три. Но потом они тоже наловчились грести и уверенно пошли впереди.

Два дня хвост «Воблы» мелькал в голубой дали, и мы отчаянно налегали на весла, лишь бы не потерять его из виду совсем. На третий — подошли к порогам. Тут уже нас вежливо пропустили вперед — как в известном анекдоте: «А ты иди, женщина, иди!»

Описываю череду ошибок, которая закономерно привела к самой отвратительной в моей жизни ночевке. Вообще, незапланированый экстрим, как правило — следствие ошибок и (или) разгильдяйства.
У нас сполна хватило и того, и другого.

Начнем с безобразного снаряжения: байдарки-таймени с «фартуками», но без «юбок». Для герметизации — полиэтилен. В принципе, можно пройти Мстинские пороги и в такой конфигурации: зная реку, акуратно. Но не советую. Каски, спасжлеты были, гидрокостюмов не было. Бр! А водичка в мае холодная — даже когда брызгами летит с весел…

Был выбор: остановиться на ночевку и пройти пороги с утра, или проскочить их вечером, после дня гребли. Решили — вечером. Ну, как известно, поспешишь…

Когда остановились поесть и передохнуть перед порогами, Наталья советовала ребятам:
а) закрепить в байдарке гермушки с вещами, 
б) привязать в качестве чалки нормальную: длинную и крепкую веревку, а не «шнурок от капитанской кроссовки»,
в) как следует замотаться полиэтиленом.
Капитан «Воблы» сказал: «Плавали, знаем!»

Наша «Водомерка» успешно миновала Малый порог. Оглянулись и увидели, как первой же высокой волной у ребят срывает кое-как закрепленный полиэтилен, второй — наливает по фальшборта воды, третьей — опрокидывает. А дальше — люди, лодка и вещи (так и не привязанные) плывут отдельно.

Хорошо, на берегу в тот момент отдыхали катамаранщики. Они тут же приняли участие в спасработах. Ребята то ли сами, то ли с помощью катамаранщиков (уже не помню) выбрались на берег. Наташка посадила на мое место капитана-недотепу из трешки. Правильно сделала: греб он, как бешеный, «Водомерка» мало что на глиссирование не вышла. Совместными с катамараном усилиями удалось выловить кое-что из вещей. Но чалка-шнурок, естественно, оборвалась, и байдарка по имени «Вобла» навеки канула в Большой порог.

По завершении спасработ люди и вещи оказались разбросанными на протяжении километра-полутора правого берега Мсты — то ли над Большим порогом, то ли уже за ним. Оба экипажа — одинаково мокрые: пляжей там нет, приходилось вылавливать гермушки, бегая прямо по воде. Кое-как собрались сами и собрали уцелевшее барахло в кучу. У нас с Наташкой, слава Богу, было, во что переодеться, и даже пара лишних свитеров для ребят. Брезентовая палатка — очень мокрая. Топора, пилы — нет, большей части продуктов — нет, капитанского рюкзака — тоже…

Нашлась энзешная бутылка водки, которую тут же выпили: «из горлА». Странно, но я вообще не почувствовала эффекта. Ни в голове, ни в ногах, ни пресловутого «сугреву», ради которого пили.

Между делом стемнело. Дождь, который накрапывал целый день, перешел в ливень. Крутой склон, местами — обрыв, заросший ольхой. Выше по берегу — шоссе, но голосовать поздним вечером, да еще в таком виде… Кое-как выбрали полочку поровнее, со старым кострищем. Натянули тент — полиэтилен.

Нужно разжечь костер: хоть чуток погреться и приготовить еду. Ага! В весеннем, мокром насквозь ольшанике. Ходили вдоль берега, искали для растопки хвойные дрова. Километра за полтора от лагеря нашли останки свежесрубленной сосны: несколько веток с зеленой хвоей. Как мы из них и из трухлявых ольховин сделали костер — до сих пор не понимаю. Без топора и пилы. Правда, кажется, в тот раз — с растопкой из плекса. Кому удалось разжечь огонь — не помню. Костер больше дымил, чем грел и светил, однако здорово скрасил нам эту отвратительную ночь. Сварили какую-то кашу, чай покрепче.

Продрожали у огня до рассвета, кашляя от дыма, грея то один замерзающий бок, то другой: очень не хотелось лезть в мокрую, холодную палатку. Утром вышли на шоссе, голоснули машину и уехали.

Завершение похода соотвествовало: на поезд не сели, не было билетов. От Боровичей до Москвы — на собаках. А от станции Химки до квартиры Наташкиных родителей (основной базы нашей компании) ехали на замечательном транспортном средстве, именуемом в народе «ментовоз». Никогда не думала, что бывают сердобольные менты. Однако, нашлись: подвезли.


PS: Пикантная деталь: в последний день перед оверкилем экипаж «Воблы» дружно и слаженно шлепал веслами по воде под песню Гребенщикова:

«Несчастный матрос, твой кораблть потоп,
Клопы завелись в парусах…»


PPS: Да, и еще они переименовали свою байдарку. Заменили первую букву алфавита в ее названии на последнюю.

PPPS: Я не суеверная, но должен же быть предел раздолбайству! :-)
Tags: походное, тексты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments