t_holina


Летопись затерянных миров

журнал Татьяны Холиной-Джемардьян


Previous Entry Share Next Entry
Поход в Хибины: 01.08, перевал Умбозерский
t_holina
Это число отмечено в дневнике крайне лаконичной записью: «Ходили на Умбозерский». Писала не по горячим следам, а в конце похода: на дневке, в дождь. Перепутала числа, пропустила день, в итоге места между строчками хватило только на эту фразу.

Лешка, читая дневник, пока мы сидели на вокзале в Апатитах, даже обиделся на меня: «Ведь там было столько интересного!»

Дополнение по пожеланиям трудящихся, написанное на вокзале, в ожидании поезда.

Стоит совершенно не Хибинская жара. Солнце печет, небо без единого облачка. Из-за этого нас обуревает лень — всех, кроме товарища руководителя. Когда ему часов в двенадцать удается пинками согнать нас с нар и накормить завтраком — он берет альпеншток и гонит нас в горы.

На этот раз ему не удалось загнать, заманить или затащить нас ни на один высокий перевал или вершину. Разморенные жарой и купанием в предыдущий день, мы могли только ползти по относительно ровному месту.

Пошли на перевал Умбозерский. Проще его в Хибинах — только Кукисвум. И то и другое — просто длинная дорога по долине. На Умбозерском дорога не такая наезженная, и подъем чуть покруче: совсем чуть-чуть.

Таки до перевала (высшей точки) мы не добрались: ЛЕНЬ!

Но зато посмотрели два очень красивых водопада на ручьях, текущих из цирков горы Рисчорр. Обычно все пробегают мимо, а мы зависли там на всю вторую половину дня и вечер, о чем я лично не жалею ни капельки. Не знаю, получатся ли фотки оттуда, но воспоминание о том, как солнечные пятна, постепенно желтея и оранжевея, ползли по отвесным бастионам отрогов Рисчорра — останутся надолго.

В самом конце, когда мы собрались уходить, они стали совсем алыми.
Так и просились на рекламу: «Страна Беломора: наш ответ стране Мальборо!»

Потом мы хотели сходить на перевал и водопады еще раз, половить там свет, но не вышло. Только в следующем походе: если получится.

Вернулись домой как обычно: заполночь, усталые и довольные.

Еще дополнение.

Я дважды бывала на Умбозерском. Один раз (1997 г.) — в совершенно отвратную погоду. Но и в ненастье его озера, водопады и отвесные утесы очень красивы. Хороша и долина, ведущая к перевалу со стороны Кунийока. Почти в самом ее начале — бывший поселок геологов, отмеченный на карте как бараки Партомпорр. Поселок перестал существовать несколько десятилетий назад. Как обычно в Хибинах, почти ничего от него не осталось: фундаменты, заросшие иван-чаем и молодыми березками, ржавые железки и обрывки толя в кустах. Но никакие скорбные тени не бродят, место светло и приветливо. Кажется, жили здесь нормальные, хорошие люди. Нормально жили. Настало время — собрались и ушли. Остался след: легкая грусть, ностальгия, но ни тоски, ни боли, ни отчаяния.

Очень может быть, написанное выше — просто мое личное впечатление и настроение, а вовсе не «дух места» бывшего поселка Партомпорр. В жаркий летний полдень мы отдыхали, пили воду и плескались в ручье у старой полуразмытой запруды. Сандро вспоминал, как сам жил с семьей в таких маленьких геологических поселках. Хорошо жил, говорит…

База Куэльпорр, кстати, тоже раньше принадлежала геологам. Потом уже они за ненадобностью передали ее КСС.

Чуть-чуть подробнее про водопады.

На ближнем к перевалу и меньшем по размеру тонкие струйки воды весело скачут по множеству широких и довольно пологих ступеней. На ступенях растет мох, камнеломка и прочие влаголюбивые растения. На закате водопад освещается солнцем. Думаю, это очень красиво, но мы не дождались.

Мы все по очереди залезали на водопад фотографироваться. Меня снимал Сандро, потом фотоманьяки поменялись местами, и я сняла его. Потом я сфотографировала Лешку. А у Сандро в этот день камера не работала: еще вчера разрядились батарейки.

Между первым и вторым водопадом — отвесный утес, расколотый глубокой наклонной трещиной. Кажется, огромный кусок горы держится на честном слове и вот-вот рухнет. На самом деле, наверное, это не так. Но здоровенные обломки, валяющиеся у подножия, намекают, что слишком близко подходить ни к чему. Тем более, мы не скалолазы.

Второй водопад тоже каскадом, но выглядит серьезнее, суровее.

Заметили водопад еще по пути к перевалу: его хорошо видно с дороги. Но Сандро, у которого не работал фотик, уговорил нас туда не идти. На обратном пути все-таки решили глянуть. Прошли под утесом, держась от него на безопасном расстоянии. Выбрались на край глубокого оврага, промытого ручьем в морене. Внизу все вынесено и выглажено до скального основания, по которому с шумом несется нешуточный поток. А начинается он высоко над нами, из цирка Рисчорра, за перегибом склона.

Лешке, естественно, захотелось сбегать наверх. Не люблю, когда группа разделяется, да еще такая маленькая, как наша. Но остановить водника, которого в этом сезоне не пустили к воде… Хоть ручей явно не сплавной, все равно — родная стихия: глаза загорелись. В общем, не остановить: убежал.

Мы с Сандро остались ждать. Сперва сидели на краю оврага и от нечего делать кидали камни вниз. Потом спустились к ручью: поманьячить по-своему, по-фотографически. Красиво. Но кадр не выстраивается, хоть тресни. Длинный-длинный каскад белых струй: шею свернешь, глядя вверх, на карточке будет смотреться тонкой светлой ниточкой на невыразительном сером фоне. Уйдет масштаб и глубина, и сразу все очарование исчезнет. Впрочем, попытка — не пытка. Несколько снимков я там сделала.

Лешка бродил на этот раз довольно долго: я уже начала беспокоиться. Вернулся — с горящими от восторга глазами. Но больше один не ходил. То ли наши с Сандро уговоры и пугалки-страшилки сделали свое дело. То ли сами горы в какой-то момент показали ему себя более серьезными, чем выглядят поначалу.

Кстати, Умбозерский — один из двух перевалов в Хибинах, на котором нет памятных табличек с именами погибших туристов. Второй такой — перевал Рамзая. Даже на Кукисвуме есть памятник: парнишка погиб зимой, в пургу. Спасатели говорят, задохнулся в неумело построенной родителями иглу.

Конечно, большинство неприятностей с ущербом для здоровья и жизни происходит здесь зимой и весной: лавины. Но есть и всесезонная опасность: туман. Когда облака садятся на вершины Хибин, на их безлесных плато очень легко заблудиться. Как правило, это не смертельно, но довольно неприятно. Ни дров, ни воды: кроме дождя, текущего за шиворот с неба. Промерзнешь, простудишься, а если сильно не повезет, можно и вовсе околеть. Была несколько лет назад такая дикая история с парнем из Москвы: в июле месяце отстал от группы и насмерть замерз на Юдычвумчорре. Как это случилось — рассказывают по-разному, но факт имел место.

Все это мы обсуждали на обратном пути до базы: с тайным подтекстом, чтобы руководитель от нас больше не сбегал.


?

Log in

No account? Create an account